СМИ: выживший одессит не опознал Мазурка на фото

0

Павел Феденков якобы однозначно заявил, что в него стрелял не Ярослав Мазурок.

Главный свидетель по делу о стрельбе в «Караване», уроженец Одессы, Павел Феденков заявил правоохранителям, что погибший Ярослав Мазурок не стрелял в них. Человек, которому доподлинно известны показания Феденкова — единственного охранника, который выжил после стрельбы в «Караване», рассказал программе «Украинские сенсации» ранее неизвестные факты, передает «В Городе«.

Автор резонансного расследования «Операция «Караван» отмечает, что давал обещание вообще этого не разглашать. Однако общественная важность добытых показаний превосходит все остальное.

Вместе с тем, нарушать условие анонимности журналисты не могли, поэтому не называют имени своего информатора. Мужчина говорит, что Феденкова вызвали на опознание. Однако труп Мазурка ему не показали, показали лишь фото из морга. И на этих фото Феденков стрелка не узнал.

— Нет, он его не узнал… Когда ему показали фотографии, он сказал следователю, что это не тот человек, который в него стрелял, — сказал информатор и добавил, что Феденков уверен в этом на 100%, и сказал об этом следователю, но протокола не было.

Эта беседа с информатором была записана уже после похорон Мазурка. За несколько дней до этого, когда тело было еще в морге, газеты уже сообщили, что Феденков его опознал.

Женщина, которая открыла журналистам дверь квартиры Феденковых, возмущалась. «А кто же сегодня написал неправду, что он уже узнал, что это точно Мазурок?», — спрашивала она и рассказывала, что главному свидетелю даже через неделю не показали тело Мазурка, однако уже сообщили, что он сделал свое, выгодное следствию, дело.

Журналистам удалось увидеть и самого Павла. Он получил два тяжелых ранения — в шею и легкие, пули прошли насквозь. Однако он уже ходит. Общаться отказался.

Почему милиция так и не показала найденное в парке тело главному свидетелю трагедии? Этот вопрос удалось напрямую задать министру внутренних дел Виталию Захарченко. Но тот только отмахнулся и, ничего не сказав, ушел.

В то же время из окружения, сопровождавшего Захарченко, донеслось: «Совесть бы имели, такие вопросы задавать».