Кросс-культура: Кошмар перед Рождеством. Повелитель Тыкв

0

Кошмар перед Рождеством

The Nightmare Before Christmas

1993

Тим Бёртон прошёл тернистый путь, прежде чем приобщить весь мир к своему стилю и доказать руководству студий, что его работы достойны внимания. Он родился в рабочем пригороде Лос-Анджелеса, где чудесным образом располагались студии «Уорнер бразерс», «Дисней», «Коламбиа». Маленький Тим мечтал работать актёром, управляющим костюмом Годзиллы. Побывал ли Бёртон в шкуре огромной доисторической ящерицы остаётся неизвестным, но так или иначе его будущее было связано с кинематографом.

Под влиянием от покадровой анимации и спецэффектов Рэя Харрихаузена Тим Бёртон начал создавать кукольные мультфильмы, но эти работы считаются утерянными. Дошедшие до наших дней короткометражки юного Бёртона называются: «Гудини», «Остров доктора Агора» и «По следам монстра-сельдерея».

Будущий мастер начинал свой творческий путь на студии Уолта Диснея, где занимал должность дизайнера персонажей, а затем аниматора. Он раскрашивал кадры «Властелина колец» Ральфа Бакши, принимал участие в создании фильма «Трон», а также рисовал для мультфильмов «Лис и Пёс» и «Чёрный котёл». Тим Бёртон признавался, что не мог сымитировать диснеевский стиль и его «лисы выглядели так, словно попали под машину».

На The Walt Disney Studio Бёртон снял свой первый шестиминутный мультфильм «Винсент». Он был выдержан в стилистике «Кабинета доктора Калигари» и произведений Эдгара Аллана По, а закадровый текст мультфильма прочёл легендарный актёр хорроров и кумир Бёртона – Винсент Прайс.

Специально для японского отделения Disney Channel Тим срежиссировал экранизацию сказки «Гензель и Гретель». Фильм демонстрировался всего один раз — в ночь на Хэллоуин в 1983 году. В картине имеются фирменные бёртоновские знаки: восточные единоборства, по чувству юмора схожие со схваткой Эдварда Блума и корейскими солдатами в «Крупной рыбе», косые дома, ведьма, которую в экранизации сказки братьев Гримм почему-то играл мужчина, гипнотические спирали, рождественские посохи и утята, появлявшиеся также в лентах «Кошмар перед Рождеством» и «Бэтмен возвращается». На страницах концепт-арта Бёртона к «Гензель и Гретель» можно заметить даже Джека Скеллингтона.

Следующую работу Великого сказочника студия не решилась выпускать на экраны, сочтя «Франкенвини» несовместимым с имиджем детской компании. Однако спустя 28 лет студия Дисней гордилась версией «Франкенштейна» для детей и вообще тем, что они якобы «вырастили» Тима Бёртона.

После успеха короткометражки «Винсент» Тим Бёртон написал поэму «Кошмар перед Рождеством» и Disney решилась экранизировать её в качестве получасового телефильма. Затем руководство опомнилось и осознало, что творчество Бёртона никак не вписывается в студийную корпоративную концепцию и в «Мышкином доме» для художника места не оказалось.

Контракт был заключён только в 1990 году после выхода «Бэтмена» и «Эдварда-Руки-ножницы», но опасность для детей «Кошмар перед Рождеством» всё ещё представлял. Поэтому Walt Disney Pictures выпустили фильм под лейблом своего подразделения Touchstone. «Кошмар» имел огромный коммерческий успех, товары с тематическими принтами являются одними из самых распространённых, главный герой стал неофициальным символом Хэллоуина, а дети видимо потеряли страх, ведь ежегодно в День всех святых аттракцион Haunted Mansion в парижском Диснейленде декорируют в бёртоновском стиле.

При создании «Кошмара перед Рождеством» Тим Бёртон вдохновлялся «Ночью перед Рождеством» Клемента Кларка Мура, а также увиденными в детстве новогодними мультфильмами «Приключения оленёнка Рудольфа» и «Как Гринч украл Рождество». Оба протагониста двойственны: злобный Гринч становится добрым, а замкнутый Рудольф — отважным. Свою лепту внес магазинный союз Хэллоуина и Рождества – два дня в году, когда все супермаркеты роскошно декорируют. Бёртон надеялся, что его «Кошмар» тоже станет тем фильмом, который ежегодно транслируют по телевизору.

Вместе с Риком Хайнриксом, с которым он работал над «Винсентом», Тим начал рисовать персонажей и раскадровки «Кошмара перед Рождеством». Следующим этапом стала попытка перенести графику в третье измерение.

«Я обошёл несколько студий, сделал раскадровку и зарисовки, а Рик Хайнрихс соорудил небольшой макет Джека Скеллингтона. Все говорили, что он им понравился, но не настолько, чтобы приступать к работе»

Тим Бёртон

У многих героев «Кошмара» нет глаз. Яркий тому пример – Джек Скеллингтон. После работы над диснеевскими мультфильмами, а также учитывая любовь Тима Бёртона к выразительным глазам, стоял вопрос оживления больших черных дыр, которыми были оснащены лица кукол.

«Джек из «Кошмара» напоминает многих героев классической литературы, пылких и стремящихся что-то сделать необычным способом, как в книге про Дон Кихота, где герой странствует в поисках некого чувства, даже не имея о нем ясного представления»

Тим Бёртон

В основе «Кошмара перед Рождеством» лежит покадровая киносъемка — старомодное искусство, применявшееся при создании, например, «Кинг Конга» и «Ясона и аргонавтов». Тиму Бёртону очень нравятся ощущения, которые испытываешь при просмотре этих фильмов, поэтому он часто к ним возвращается, реинкарнируя некоторые приёмы в своих работах, знакомя таким образом новую аудиторию с историей кинематографа категории «Б» и теми вещами, которым, по сути, всегда уделяли недостаточно внимания.

«Всё дело в ручной работе, некой необъяснимой энергии. Её можно ощутить, когда вы наблюдаете за мультипликаторами… То же происходит, когда вы смотрите на картины Ван Гога. Помню, как впервые увидел одну из них в музее. Можно разглядывать картину в альбоме, но энергия, которая исходит от самого полотна, совершенно невероятна. Думаю, об этом явлении не принято рассуждать, потому что оно относится к области необъяснимого, о чем нельзя говорить буквально».

Тим Бёртон

Несмотря на сердечную привязанность к «Кошмару перед Рождеством», Бёртон передал режиссёрское кресло Генри Селику, с которым познакомился в конце семидесятых на диснеевской студии и которому еще в 1982 году показывал первоначальные эскизы к «Кошмару перед Рождеством». Производство длилось долго, а у Бёртона не получалось разрываться между «Кошмаром» и новым «Бэтменом».

Он продолжал участвовать в творческом процессе и привёл своего коллегу Дэнни Эльфмана. Вместе они сочинили треть песен к «Кошмару перед Рождеством», полноценно превратив его в мюзикл, а Эльфман даже исполнил песни Джека.

Фильм выпустили на экраны как «Кошмар перед Рождеством» Тима Бёртона», и это сработало. Произошёл эффект Манделы, ведь многие полагают что режиссёр «Кошмара» — Тим Бёртон собственной персоной.

«Это название превратилось в настоящий бренд, в нечто, мне и самому не вполне понятное»

Тим Бёртон

Ещё на съёмках «Бэтмена» Тим Бёртон познакомился с немецкой художницей Леной Гизеке и женился на ней. Спустя четыре года он устал от этих отношений и произошло чудо: в канун Рождества 1992 года он встретил в нью-йоркском Starbucks свою вторую половинку Лизу Мэри. Она стала музой режиссёра во всех отношениях. Бёртон признавался, что её влияние на него было разносторонним.

В День святого Валентина они обучились и прожили вместе 11 лет. Многие критики и поклонники режиссёра называют этот период жизни и творчества Бёртона наиболее продуктивным и впечатляющим. Тим снимал Лизу в своих фильмах, благодаря её внешности образы Вампиры и Марсианки оказались столь яркими, создавал рекламу с её участием и множество фотографий.

«Когда я познакомился с Лизой Мэри, то ощутил, что связан с ней сильнее, чем с кем-либо ранее; наверное, это химия. Мы веселились вовсю: отправлялись в автомобильные поездки, снимали всё подряд, бродили, как цыгане. На некоторых фотографиях запечатлены какие-то причудливые растения и животные, которых мы смастерили, но на большинстве снимков — она. Здорово, когда рядом любимый человек, ведь я чуть ли не всю мою жизнь был сам по себе»

Тим Бёртон

Лиза приобщила Тима к вегетарианству и дзэнским медитативным практикам, что помогло ему пережить ряд неудачных проектов. Тогда Бёртон сосредоточился на картинах, фотографиях, скульптурах и книгах. Он занимался любимым делом, а не только бизнесом.

Собаки, принявшие участие в фильмах Бёртона «Эд Вуд» и «Марс атакует!», принадлежали Лизе. Тим даже пригласил знаменитую художницу Маргарет Кин, чтобы та написала портрет Мэри. Позже режиссёр снимет биографический фильм о Маргарет под названием «Большие глаза».

Лиза и Тим вместе разрабатывали образы для предстоящих картин: железная дева, отсылающая к «Маске Сатаны» Марио Бавы, мелькнувшая в «Сонной лощине», или Салли для «Кошмара перед Рождеством».