Житель Одесской области отсидел 5 лет за чужое убийство

Житель Одесской области отсидел 5 лет за чужое убийство

Сельский житель Одесской области Владимир Шпора оказался среди тех, кем правоохранители решили «пожертвовать». По ложному обвинению мужчина отсидел пять лет из восьми. Благодаря вмешательству правозащитников обвинительный приговор в отношении него был отменен, а сам он оправдан.

Об этом 22 июля сообщил сайт газеты «Факты и комментарии».

Все началось с того, что сосед Владимира Шпоры 71-летний Анатолий Радзвелюк отправился за силосом для коровы на ферму частного сельхозпредприятия «Дружба».

Спустя некоторое время жена пострадавшего, Елена Радзвелюк, забеспокоилась и обратилась за помощью к соседям. Но поиски ни к чему не привели.

Потом пошел сильный дождь. Только утром односельчане, в числе которых был и Владимир Шпора, вновь принялись искать пропавшего. И нашли его в овраге возле кладбища. На том самом месте, которое накануне вечером исходили вдоль и поперек.

Участковый, которого вызвали люди, сразу же попросил односельчан отвезти тело на судмедэкспертизу в соседний райцентр Березовку.

По словам односельчан, судмедэксперт после вскрытия сообщил, что потерпевший застрелен. Доказательством тому были— четыре дробины, обнаруженные в сердце покойника, и еще семнадцать — в легких калибра 0,1 миллиметр. Они были зарегистрированы как вещественные доказательства.

После судмедэкспертизы тело погибшего и медицинское заключение, в котором указывалось, что причиной смерти является огнестрельное ранение были привезены в родное село погибшего, Конопляное.

Правоохранители стали отрабатывать версии, проверяя всех, у кого имелось огнестрельное оружие. Был среди них и начальник охраны «Дружбы», которого накануне случившегося односельчане видели с ружьем.

Пока он давал показания в Ивановском райотделе милиции, в его доме проходил обыск. Протокол об изъятии незарегистрированного гладкоствольного охотничьего ружья и патронов к нему подписывала его жена. Оружие направили на экспертизу.

В материалах дела имеются также протоколы об изъятии еще двух ружей.

На этом рвение правоохранителей закончилось. Начались поиски козла отпущения.

Его нашли быстро. Владимир Шпора — человек одинокий, без жены и детей, жил с престарелой полупарализованной матерью. Единственным его недостатком было пьянство — он на недели уходил в запой. Единодушны односельчане и в том, что несмотря на пристрастие к алкоголю, Владимир — безвредный тихий мужичок, который даже мухи не обидит.

В деле таинственным образом появилась и явка с повинной. Из текста, написанного рукой старшего оперуполномоченного Анатолия Допиры, следует признание самого Шпоры: «Радзвелюк зажал мне шею в локтевом суставе своей левой руки и стал меня душить. Так как я был пьян, то не мог вырваться от него и, боясь, что он меня задушит, стал бить его отверткой в область левой подмышечной части руки и лопатки…»

Именно так, по мнению правоохранителей, может изъясняться полуграмотный, да еще и пьяный подозреваемый. Возник и еще один вопрос: при чем здесь отвертка? Ведь изначально говорилось об огнестрельном ранении.

Тело Радзвелюка неожиданно забрали на повторную экспертизу в Ивановку, где дроби в трупе… не обнаружили. Произошла еще одна удивительная вещь — спустя несколько дней от своих выводов отказался эксперт Кириляк.

Эксперт Кириляк вместе с супругой, работавшей при нем лаборантом, сменили место жительства. И вскоре он… скончался. Трагически оборвалась и жизнь человека, видевшего дробь на ладони эксперта Кириляка: Сергея Савенко обнаружили повешенным на крыше своего дома.

После этого остальные свидетели, ранее дававшие показания, которые подтверждали в той или иной степени факт огнестрельного ранения, замолчали.

Не удивительно, что в дальнейшем экспертизы проводили другие специалисты. В их заключениях имеется ряд нестыковок.

— С момента определения виновного ружье, выстрел и дробь перестали существовать в деле, — утверждает правозащитница Виктория Колтунова, принимавшая участие в судьбе Владимира. — Появилась отвертка, которой якобы Шпора нанес убитому 24 смертельные колотые раны с проникающим поражением левого легкого. Именно поэтому исчезло и свидетельство о смерти, в котором четко указана причина — огнестрел. Взамен всплывают экспертные заключения о том, что Радзвелюку были нанесены удары колющим предметом с ребром, проникающим на глубину одного сантиметра. Не важно, что сердце и легкие находятся на глубине куда большей — кто об этом задумается!

В протоколе обыска дома Шпоры понятые указали, что отвертку, которая фигурирует в деле как орудие убийства, нашли на крыше собачьей будки — пыльную, ржавую, без следов крови. Отпечатков пальцев Шпоры на ней также не обнаружили.

Кроме того той октябрьской ночью прошел дождь, а Радзвелюка нашли в чистом виде, крови под ним не было, мешок с силосом сухой. То есть в овраге он оказался не до, а уже после дождя, и нес его туда явно не один человек. На снимках видно, как аккуратно лежит труп, одежда застегнута на все пуговицы.

На суде Шпора отрицал, что добровольно подписывал явку с повинной, а также то, что диктовал Допире нечто подобное, и категорически отрицал, что убил Радзвелюка. Говорил, что остаток того октябрьского дня провел дома в постели. Это подтвердить или отрицать могла бы мать Шпоры, но ее никто не опрашивал.

— Надо мной долго издевались, требуя, чтобы я признался в убийстве, — рассказал Владимир Шпора. — Милиционеры меня били, затем подвешивали на лом, обматывали мне голову моей же курткой и опять сильно били, заставляя признаться в том, чего я не совершал. Издевались как только могли, пока я не терял сознание. Все это происходило в помещении Ивановского РОВД, на втором этаже. Сначала кричали, что я застрелил Радзвелюка. Я категорически это отрицал — они били… Это продолжалось до тех пор, пока я не выкрикнул, что не служил в армии, то есть не умею стрелять. Только тогда они вышли из кабинета, где пытали меня, в коридор. Через некоторое время вернулись и спросили: «У тебя отвертка дома есть?» Я сказал, что есть обычная, и с этого момента в деле возникла отвертка.

«У Владимира Шпоры имеются кровоподтеки плеч, грудной клетки, обоих коленных суставов, ссадина правой голени, которые причинены действием тупого предмета», — значится в акте судебно-медицинского освидетельствования.

Только спустя годы криминалисты признают, что эти травмы мужчина мог получить в результате пыток. Но это случится намного позже, а тогда Владимир Шпора провел в СИЗО шесть месяцев, после чего  был выпущен на подписку о невыезде.

Ивановский районный суд Одесской области приговорил Владимира Шпору к восьми годам лишения свободы, пять из которых мужчина провел в тюрьме за чужое преступление.

Делом мужчины не хотел заниматься ни один адвокат из-за отсутствия денег. Правозащитник Эфтехар Хатак взялся за дело бесплатно.

В мае 2008 года Апелляционный суд Одесской области оставил вердикт районного суда без изменения.

19 февраля 2009-го коллегия судей судебной палаты по уголовным делам Верховного суда Украины отменила приговор и направила дело на дополнительное расследование. За это время скончались еще три человека, проходившие по делу в качестве свидетелей.

И только 5 марта 2012 года Коминтерновский районный суд Одесской области под председательством судьи Олега Копицы, рассмотрев в открытом заседании уголовное дело по обвинению Владимира Шпоры в совершении умышленного убийства, признал его невиновным.

Более того, полностью оправдал и освободил из-под стражи прямо в зале суда и принял частное определение по фактам выявленных нарушений, допущенных сотрудниками Главного управления МВД и прокуратуры Одесской области при расследовании этого уголовного дела.

<ОтдыхСтолярная

Sorry, comments are closed for this post.