Миротворцы на Донбассе: когда решится вопрос, и какие страны могут отправить своих военных

Миротворцы на Донбассе: когда решится вопрос, и какие страны могут отправить своих военных

Такие нейтральные страны, как Швеция, Финляндия, Австрия могли бы сформировать ядро миротворческой операции на Донбассе.

Об этом информирует «Сегодня».

От решения ООН до отправки миротворцев на Донбасс может пройти полгода. По данным источников сайта «Сегодня», в ближайшие месяцы должен решиться вопрос с размещением на Донбассе миротворцев ООН. По мнению Запада, накануне своих президентских выборов в марте 2018-го Россия по этому вопросу может пойти на уступки. По крайней мере, такое мнение бытует в Штатах.

Правда, третью встречу с помощником президента РФ Владиславом Сурковым спецпредставитель Госдепа Курт Волкер назвал «шагом назад». А после встречи с госсекретарем Рексом Тиллерсоном в Вене глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что Киев и Вашингтон не так понимают видение Москвой миротворческой миссии. По его словам, то, что предлагают Украина и США – введение на Донбасс оккупационной администрации, поэтому Россия никогда не поддержит такой проект резолюции в Совбезе ООН. Но обойти кремлевское вето можно через Генассамблею.

Сайт «Сегодня» проанализировал шансы на размещение на Донбассе миссии «голубых касок», и, что самое главное, какие страны могут отправить туда своих военных.

«Охранники наблюдателей ОБСЕ»

Наивная уверенность наших западных партнеров в том, что Путин до своих президентских выборов в марте-2018 пойдет на уступки, понемногу выветривается. На заседании Совета глав МИД ОБСЕ в Вене Рекс Тиллерсон заявил, что Штаты, может, и хотели бы снять санкции против России, но не сделают этого, пока Москва не выведет свои войска с восточной Украины и из Крыма. Правда, после двусторонней встречи с российским коллегой госсекретарь был не так многословен: «Я вам не буду говорить, что конкретно мы обсуждали. Мы добиваемся прогресса и получаем его. У нас есть диалог, сотрудничество, но мы еще не все решили. Но это и нельзя решить за одну встречу».

А вот Сергей Лавров передал журналистам свой разговор с Рексом Тиллерсоном до мелочей. Их двусторонняя встреча длилась более часа, и украинский вопрос шел вторым в повестке; по этому вопросу, по словам Лаврова, у них с Тиллерсоном меньше совпадающих подходов, чем по Сирии.

«Нас беспокоят попытки поставить с ног на голову нашу инициативу о направлении охранников ООН для обеспечения безопасности миссии ОБСЕ. Эта инициатива на 100% вписывается в дух и букву Минских договоренностей. Наша инициатива заключается в том, чтобы наблюдателей ОБСЕ везде сопровождали охранники ООН. То, что мы услышали от представителя США Волкера, совсем противоположный подход. Он заключается в том, чтобы не зацикливаясь на вопросах особого статуса Донбасса, амнистии, подготовки к выборам через прямой диалог Киева, Донецка и Луганска, первым делом ввести туда ООН-овскую администрацию, которая будет руководить всем, что происходит в самопровозглашенных „ДНР“/»ЛНР", – заявил Сергей Лавров.

То есть, Россия согласна не на 20-тысячную миротворческую миссию сертифицированных военных, а на ООН-овских охранников по обеспечению безопасности СММ ОБСЕ. Причем чуть ранее в той же Вене Сергей Лавров заявил, мол, если на Донбассе развернут украинско-американский вариант миротворческой миссии, это будет оккупационная администрация. На это глава украинского МИДа Павел Климкин ответил Лаврову в своем Twitter: «Я считаю, что оккупационная администрация уже там – это русская оккупационная администрация».

Американский эксперт, бывший помощник госсекретаря Дэвид Крамер в беседе с сайтом «Сегодня» сказал, что предложение России по миротворцам сильно отличается от того, что ранее предложила Украина. По его мнению, ничего не меняется, Путин хочет дестабилизировать Украину, чтобы Запад потерял к ней интерес, поэтому я скептически отношусь к тому, что до своих «выборов» в марте у российской стороны появится интерес к решению этого вопроса.

«Фактически предложение России по миротворцам даже не стартовое, это несерьезный способ положить конец боевым действиям. Оно просто отделит Донбасс от остальной Украины и ничего не принесет для восстановления международно-признанной украинско-российской границы. Поэтому у меня нет больших надежд на миротворческую миссию на Донбассе – вряд ли это произойдет. Я считаю, наилучший способ – усиливать санкции против путинского режима до тех пор, пока он не начнет уважать территориальную целостность и суверенитет Украины и не выведет свои войска, и предоставить Украине летальное оружие, чтобы помочь ей защитить себя», – считает Дэвид Крамер.

Бывший посол США в Украине Стивен Пайфер также скептически относится к готовности России согласиться на миротворческие силы с действенным и сильным мандатом, которые получат доступ ко всей территории оккупированного Донбасса, включая украинско-российскую границу.

«Есть смысл протестировать готовность и согласие России на эти силы и мандат, но за три месяца с тех пор, как Путин поднял вопрос о возможности миротворческой операции ООН, мы не увидели существенных изменений в позиции России. Поэтому непонятно, почему мы должны ожидать, что Россия согласится на миротворческие силы до своих президентских выборов в марте», – сказал сайту «Сегодня» Стивен Пайфер.

Как ООН принимает решение

Разговоры о миротворцах в украинском политикуме не утихают последние два года. Еще 18 февраля 2015-го СНБО поддержал обращение к ООН и ЕС о развертывании в Украине миссии «голубых касок». Решение принимает Совбез ООН. Свою резолюцию в Нью-Йорке Украина представила два года назад, но из-за несогласия России, как постоянного члена имеющего право вето, на голосование ее не выносили, пытаясь остановить войну в рамках Нормандского формата.

Спустя почти три года после подписания Минска-2 становится понятно, что Россия не собирается выполнять свою часть договоренностей. Но за сентябрьское предложение Кремля о возможности разворачивания на Донбассе миротворческой миссии (Москва внесла в ООН соответствующую резолюцию) наши западные партнеры схватились как за последнюю соломинку. Почти полгода Курт Волкер ведет переговоры с Владиславом Сурковым о миссии «голубых касок», но на компромисс Москва не идет.

По словам посла Украины в Хорватии, Боснии и Герцеговине (2010—2017 гг.) Александра Левченко, чем больше позитивных для Украины пунктов мы пытаемся внести в резолюцию по миротворцам, тем больше вероятность, что ее заблокирует Россия. "Очень важно, какой будет мандат миссии. Мандат нужно выписать таким образом, чтобы миссия помогла реинтегрировать временно оккупированные территории Донбасса. Также в Минских договоренностях предусматривается вывод незаконных вооруженных формирований, как местных, так и иностранных – российских. И миротворцы как раз тот винтик, который может помочь механизму контроля вывода вооруженных формирований", – считает Александр Левченко.

По словам посла, не исключено, что может обсуждаться вопрос проведения выборов на Донбассе – этот пункт есть в Минских договоренностях – и кто как не миротворцы смогут гарантировать честность их проведения. Как в свое время в Хорватии: миссия осуществляла мониторинг и предоставляла логистическую поддержку, следила, чтобы не было фальсификаций, чтобы никто силой не влиял на избирателей и членов комиссий. То есть, как подчеркивает Александр Левченко, мандат миротворческой миссии на Донбассе должен включать вывод незаконных вооруженных формирований и, очевидно, проведение выборов.

Да и сам процесс принятия решений в ООН не такой уж и быстрый. Ранее представитель Украины в подгруппе по безопасности Трехсторонней контактной группы Евгений Марчук объяснял сайту «Сегодня», что сначала вносится официальное предложение (резолюция – Авт.), затем Совбез ООН изучает и принимает решение, которое Россия, как постоянный член, может заблокировать. Правда, в одном из интервью «Сегодня» первый президент независимой Украины Леонид Кравчук говорил, что если Совбез не может принять решение, тогда должно быть решение Генассамблеи, которая в марте 2014 года уже приняла резолюцию по Крыму в обход вето России.

Представитель Украины в Совете ООН по правам человека в 2006—2010 гг., уполномоченный Украины в Международном суде ООН Владимир Василенко напоминает о резолюции Генассамблеи «Объединение ради мира» №377 (5). Ее приняли в 1950 году после вторжения северокорейских войск в Южную Корею. США на Совбезе тщетно пытались провести резолюцию, но СССР ее блокировал, поэтому вопрос вынесли на Генассамблею. В нашем случае, чтобы применить резолюцию Генассамблеи «Объединение ради мира» №377 (5), необходимо заручиться поддержкой 2/3 членов ООН, или 129 государств.

Кто может войти в миротворческую миссию

По словам Евгения Марчука, как таковых войск ООН нет, они комплектуются каждый раз для каждой новой миссии. От принятия решения в Нью-Йорке до фактической отправки «голубых касок» в горячую точку может пройти до полугода. Сначала секретариат ООН направляет техническую оценочную миссию в зону конфликта. В своих выводах она приводит не только оценку обстановки в области безопасности, политической, военной и гуманитарной ситуации, но и дает предварительную смету затрат. Затем секретариат ООН обращается к странам, которые могут отправить своих сертифицированных военных.

«Надо обращаться к странам, которые имеют миротворческий опыт. В своих национальных парламентах они решают, будут ли их военные участвовать. Затем Совбез назначает военное руководство (главу и командующего миротворческими силами – Авт.)», – объясняет Евгений Марчук.

По словам посла Украины в Хорватии, Боснии и Герцеговине (2010—2017 гг.) Александра Левченко, очень важно, кто будет руководить миссией. "Важно, чтобы это был представитель авторитетной страны, которая отправит достаточно многочисленный контингент, к примеру, Канада – мы уже видели их заявление. Также Украина ожидает, что члены Нормандского формата – Франция и Германия – откликнутся и отправят своих военных. Наша принципиальная позиция – Россия не может иметь своих миротворцев. Остальные будут обсуждаться в ООН, в частности, насколько члены ОДКБ (к примеру, Беларусь, которая заявила о готовности отправить своих миротворцев на Донбасс – Авт.) могут участвовать в миссии, учитывая их военные обязательства перед Россией, но Украина на участие миротворцев этих стран в миссии не согласится", – сказал посол.

На днях в Брюсселе глава канадского МИДа Христя Фриланд заявила, что Канада готова отправить своих миротворцев на Донбасс, если миссия получит доступ к неконтролируемому участку украинско-российской границы. Правда, по словам аналитика Института мировой политики Николая Белескова, заявления Фриланд на практике ничем не подкреплены. Эксперт объясняет, что каждая страна имеет определенное количество солдат, сертифицированных служить в миротворческих миссиях.

«Да, в августе 2016-го Канада заявила, что готова отправить 600 своих миротворцев в любую горячую точку. Это значит, что Канада готовит и тренирует этих сертифицированных военных. Но не факт, что Канада их отправит. На сегодня, по данным, ООН всего 62 канадца служат во всех миротворческих операциях по миру, большая часть из которых полицейские. Поэтому заявление Фриланд это пиар. Да и в целом с середины 90-х большие индустриальные и развитые страны не отправляют своих солдат. Основная их роль – финансирование, специализированная подготовка или сопроводительная помощь, если нужно перевезти солдат», – поясняет аналитик.

По словам Стивена Пайфера и Дэвида Крамера, российских и украинских военных не должно быть в составе миротворческих сил на Донбассе. Как предполагает Стивен Пайфер, для российской стороны наверняка будет неприемлемым участие и американских солдат. "Возможно нейтральные государства, такие как Швеция, Финляндия, Австрия могли бы сформировать ядро этих сил – если Москва действительно готова поддержать миротворческие силы с действующим мандатом", – сказал сайту «Сегодня» Стивен Пайфер.

Если взять страны первой десятки по количеству отправки миротворцев, то это или страны Африки, или Азии: Эфиопия, Бангладеш, Индия, Пакистан, Руанда, Непал, Индонезия. "Еще есть Китай, они наращивают свою активность, у них много сертифицированных миротворцев. У Китая, по данным ООН, 2417 именно военных, не полицейских, задействованных в горячих точках по миру. И еще, как ни странно, Италия, – 1153 военных служат миротворцами. Кстати, анекдотическая ситуация: БТРы для миротворческих миссий Багладешу поставляет Россия. Будет очень «смешно», если на Донбасс зайдут миротворцы, а технику им будет поставлять Россия", – говорит Николай Белесков.

Как рассказывает Александр Левченко, в хорватском Вуковаре, который был мирно реинтегрирован, размещался военный контингент миротворцев – российский батальон. "Вот вам интересная деталь, честно ли миротворцы выполняют свою работу. В 1992 году из нашего украинско-русинского села Миклошевцы части так называемой территориальной обороны, которые временно оккупировали и контролировали эту территорию, выгнали из своих домов 100 человек, а 4-х убили. И это притом, что российский контингент стоял фактически в 10-ти метрах от этой «акции» и ничего не сделал, чтобы ее предотвратить. Но есть и позитивный пример работы миротворцев. В конце 1995-го украинский миротворческий батальон в Сараево (был под осадой 1425 дней, больше, чем Санкт-Петербург) починил трамвайные рельсы и запустил первый общественный транспорт. И каждый такой трамвай сопровождал украинский БТР, настолько все было опасно", – рассказывает посол Александр Левченко.

Но самая большая проблема и интрига, по словам аналитика Института мировой политики Николая Белескова, в том, удастся ли быстро наскрести 20 тыс. сертифицированных солдат. "Удастся ли быстро найти даже среди вышеперечисленных стран, которые являются большими контрибуторами, 20 тыс. сертифицированных солдат, которые будут иметь соответствующие навыки?", – подытожил эксперт.

778816

<ОтдыхСтолярная

Sorry, comments are closed for this post.