Кросс-культура: Сестра Хамелеон. Кто нарушил тишину?

Кросс-культура: Сестра Хамелеон. Кто нарушил тишину?

«Белая кость, чёрным голод. Тень пишет — сестра хамелеон»

1

Вечером 6 декабря возле одесской киностудии было весьма многолюдно. Определённо публика сбежалась на концерт. На этот раз свои двери распахнул новый и ещё практически неизвестный концертный зал «Backstage», находящийся за большим белым экраном кинотеатра.

Чтобы пробраться к концертной площадке, каждый должен преодолеть лестничный лабиринт по тёмному и загробно-холодному кинозалу, где указателями служит лишь красная неоновая подсветка на полу. Этот путь непреднамеренно отсылает к картинкам в воспоминаниях из таких кинолент, как «Трон», «Только Бог простит» и к множеству других фильмов, где передана ночная атмосфера 80-х. Однако на финише настороженных гостей ожидал вовсе не пряничный дом, а комфортные диваны, занавес, фотовыставка и сцена с завораживающе-синей подсветкой.

«Приближение. Приближаемся»

2

Собравшуюся аудиторию ожидало нечто необычное, новое и старое в одном флаконе, и безусловно уникальное. Дата проведения концерта пришлась на первый выходной самого сурового и беспощадного времени года, а астрологи спрогнозировали луну в близнецах, что мистифицировало коловратную особенность звучания Сестра Хамелеон.

Ближе к полуночи зал будто заледенел, тишину нарушал лишь дрожащий звук из колонок. Без лишних слов на фронтовой стене поместили угольно-чёрный флаг с контрастным белым логотипом. Некоторые стали задаваться вопросом: «Что же именно означает этот символ?» [Дело тут нечисто!] Изображение на постере невольно напоминало «весёлого Роджера» (пиратский флаг, заставлявший трепетать всех встречных; название, которого произошло от одного из имён самого дьявола) или символику Третьего рейха (руны, которые до сих пор являются знаком ужаса и террора). Однако, как только удивлённые зрители попытались сопротивляться парализующей кататонии, их взгляд снова был прикован к сцене эпилептически мигающим видеорядом. Ожидание появления группы Сестра Хамелеон, которое в реальном времени длилось несколько минут, казалось психологической пыткой против ультранасилия из «Заводного Апельсина».

«Молоко... на поверхности пятна»

4

В зале царило полное непонимание, и сдержанное напряжение толпы знаменовало приближение судного часа. Наконец, «занавес» поднимается, и Сестра Хамелеон атакует песней «Молоко». Грубый шум из колонок, кардиологическая бас партия, затем яростные барабаны, царапающая гитара и каббалистическое заклятие от лица вокалиста. Для типичной одесской аудитории это звучало так, как если бы Лу Рид отыграл свой альбом «Metal Machine Music» на детском утреннике или The Birthday Party с программой «Junkyard» появились бы в доме престарелых. Таким образом, музыка утвердила свою особенность, незаурядность и качество.

22

Звучание Сестра Хамелеон сочетает два несовместимых ингредиента – сдержанность и безумие. Комбинация бесперебойной канонады бас гитары с нацистской барабанной дробью и душевнобольными воплями гитары, аналогична звуку внезапной автомобильной катастрофы. Некоторые считают Сестра Хамелеон злой шуткой и реагируют довольно агрессивно. Неподготовленную публику можно понять, ведь команда играет так громко, как если бы группа Motorhead записала поп-альбом.

«Они будут улыбаться невидимыми червями. Не дай себе сорваться»

11

Немаловажным является имидж участников Сестра Хамелеон: свободный стиль в одежде был подчёркнут киборгизированной бледностью в лицах и роботизированной флегматичностью моторики (у гитариста случился сбой программы и он стал спиной к залу :-)). Команда, которая будто сошла со страниц романов Филипа К. Дика, отнюдь не пародировала поведение андроидов, как делали известные Kraftwerk, Tubeway Army или Ultravox, но, тем не менее, напомнила об эффекте «зловещей долины».

«Паук замер, сплёл свою паутину»

Spider web; J Schmidt; 1977

Выступление Сестра Хамелеон можно назвать «ар брютом» музыкального мира. Их музыка демонстрирует самый простой панк-рок, с ответвлениями в нойз-рок, пост-панк, гранж, no wave, конечно же, джапанойз, экспериментал, а в доступных в Интернете композициях присутствует радионойз. Музыка насыщена запоминающимися мелодиями, ритмичным битом и абсолютно атональными, или как говорил Арнольд Шёнберг «пантональными», помехами. С перечисленными элементами экспериментировали разные музыканты: The Residents (урбанистически шумная гитара), Френк Заппа (тот ещё маргинал), ранние Maeror Tri (странные часовые бормотания в одной песне), Boredoms (японец, который расчленял на сцене животных и устраивал «перфоманс», бросая в зал зажженный динамит), Scratch Acid (цап-царап), Melvins (разыскивают нового парикмахера), Suicide (пионеры «панк-месс»), Бойд Райс (комбинировал фен и гитару), Капитан Бифхарт (музыкальный сюрреалист), Янис Ксенакис (музыкальный извращенец), White Noise (пошло и грязно), Butthole Surfers (ещё пошлее и грязнее) и прочие. Помимо изощрённой импровизации и экзотических текстов, достоинством Сестра Хамелеон является умение вторгнуться в музыкальный организм и трансформировать его. Таким образом, группа незаметно делает невозможное. Уже долгое время никто не создавал новых жанров в рок-музыке, а Сестра Хамелеон, в свою очередь, проявляет настоящее мастерство обогащая и, тем самым, бесповоротно модернизируя музыкальную историю.

Шум – это наша повседневность. Есть белый шум, розовый, цветной, тепловой, музыкальный. Множество исполнителей можно объединить жанровой терминологией, но результаты всегда непредсказуемы, ведь для шума правил не существует...

Материал подготовила Марианна Загика

zagyka

<"Океан"Столярная

Sorry, comments are closed for this post.