Кросс-культура: David Bowie. Трансмиссии звёздного человека

Кросс-культура: David Bowie. Трансмиссии звёздного человека

«Я мало знал настоящих бунтарей, готовых умереть за свои убеждения. Даже Джеймс Дин не хотел умирать»

Дэвид Боуи

 

Известно, что Дэвид Боуи менял свои стили и облики так же часто как парижский дом моды. Каждый альбом был своеобразным ответом на смену во внешнем виде и олицетворял нового персонажа — будь это Зигги Стардаст или Аладдин Сейн.

Очень мало связывало такие альбомы как Hunky Dory (1971) и Earthling (1997) в плане звука, темы или визуального ряда. Но слушая совет от Энди Уорхола, Боуи двигал свою карьеру постоянно меняясь и улучшаясь, создавая практически бренд со своим именем. Многие имитаторы пробовали идентичные подходы, будь то Мадонна, U2 или Lady Gaga, но никто не смог соперничать с величием «хамелеона поп-музыки».

Он играл рок-н-ролл, глэм, эмбиент, соул - и все это идеально вписывалось и звучало как Дэвид Боуи.

Для того чтобы показать насколько разнообразным мог быть этот исполнитель в разные периоды времени и насколько сильным является его влияние на сегодняшнюю музыку, нужно взять, к примеру, три разных его альбома.

The Rise and Fall of Ziggy Stardust and The Spiders From Mars

Персонаж, который стал иконой всего глэм-направления. Альбом, который стал своеобразным Sgt. Pepper'ом для Боуи. Много дырок в истории, но 11 песен на альбоме стали тараном и входом в известность и популярность, которые были бы невозможными если бы не мастерские аранжировки и слегка вычурная и китчевая атмосфера. Именно в этом альбоме чувствуется все влияние Боуи, начиная от общих настроений The Velvet Underground на песне Sugarfree City, безумства Эдди Кокрана на песне Hang On To Yourself и драматизма Джудди Гарланд на финальной Rock'n'Roll Suicide. Этот альбом связал воедино старую гвардию рок-музыки и свежесть современного, на тот момент, глэма.

Diamond Dogs

Зигги мог распустить Пауков, но звуки третьего и последнего альбома из трилогии «Зигги» показывают, что он и сам мог выпустить прекрасный альбом, который смотрел в далекое будущее без чьей-либо помощи. Глубокий, богатый и насыщенный Diamond Dogs является белой вороной всей дискографии, которая поражает и смущает в равной мере. Долгая заглавная песня The Sweet Thing тянется как похоронный марш, We Are The Dead является, наверное, первым готическим госпелом, а Rebel Rebel звучит как Rolling Stones с лаком для волос и макияжем Боуи. Но именно эта безвкусица и грубость делает этот альбом настолько запоминающимся и харизматичным!

Low

Первый альбом в «Берлинской Трилогии» открыл совершенно новые музыкальные горизонты для Боуи. Много было сказано по поводу меланхолии и атмосферы восточно-европейского блока на второй инструментальной части альбома, но именно первые семь песен с их авангардной структурой стали культовыми для Дэвида. Фанковая Sound and Vision, элегантная Be My Wife, беспорядочная, но восхитительная Breaking Glass и гипер-какофоническая What In The World — прекрасная реновация коротких песен. Боуи, Ино и Висконти — трио ответственное за «Берлинскую Трилогию» в свой звездный час.

Материал подготовила: Марианна Загика

zagyka

<ОтдыхСтолярная

Sorry, comments are closed for this post.