Как зарабатывают в Одессе: у истоков аудиозаписи

Как зарабатывают в Одессе: у истоков аудиозаписи

То, что Одесса находится «впереди планеты всей» во многих отраслях человеческой жизни, ни для кого не секрет. Утверждают, что даже джинсы изобрели в нашем городе. Естественно, в портовом курортном городе никак не могли обойти стороной такую важную для людей отрасль, как звукозапись. Причем, учитывая специфический характер нашего города, эта степень деятельности далеко не всегда проходила в законном русле. Этим материалом мы начинаем цикл статей о пиратских звукозаписях в Одессе…

Ты помнишь, как все начиналось?

Пожалуй, нет ни одного одессита, который не знал бы знаменитую фразу классиков: «Вся контрабанда делается в Одессе на Малой Арнаутской». Прекрасно подтверждает это изречение и история отечественной грамзаписи.

Уже доказано, что первые пиратские грампластинки появились, чуть ли не сразу же после изобретения граммофонной записи. В начале XX века подпольный аудиобизнес был в Российской империи весьма распространенным явлением. Центрами его считались три столицы – Санкт-Петербург, Москва, Варшава (часть Польши входила в состав Российской империи) – и, естественно, Одесса. В портовом городе «пиратская звукозапись» развивалась с того момента, как грампластинки начали появляться в России.

Как утверждает известный одесский журналист Александр Галяс, наиболее известная пиратская компания носила название «Поляфон» в честь своего владельца – некоего Полякина. Интересно, что это название «фирмы» ассоциировалось с одним из первых аппаратов, производящим музыкальные записи, своего рода музыкальной шкатулкой – «Полифоном».

Дело в компании предприимчивого дельца было поставлено на широкую ногу. Полякин имел целый завод, тиражировавший пластики, а его сыновья торговали отцовским товаром по всей России с немалым коммерческим успехом. Правда, подделки «Поляфона» легко было отличить, даже не ставя пластинки на граммофон. Не очень грамотные коммерсанты допускали массу грамматических ошибок. Однако и народ сам, в большинстве своем, был в ту пору безграмотным.

С развитием звукозаписи в России, а позднее – и в СССР, начало появляться все больше и больше официальных артелей, производящих грампластинки. Только в Одессе сотрудники Одесского Музея Звука насчитали пять(!) официальных фабрик, производивших в середине прошлого века шеллаковые пластинки.

Скандал столетия

Естественно, в это время развивалось и «пиратское» производство. Во второй половине пятидесятых годов прошлого века в СССР разразился «скандал столетия», связанный именно со звукозаписью. Тогда из всесоюзного громкого дела «расхитителей социалистической собственности» в отдельное производство было выделено дело «Музыканты».

Как именно оперативники вышли на подпольных производителей грампластинок, вряд ли имело большое значение. Было очевидно, что в этой сфере циркулируют огромные деньги: записи популярных советских, а тем более зарубежных исполнителей были в то время большим дефицитом, и покупатели готовы были платить гораздо больше стандартных 3-5 руб. за пластинку любимого певца.

Примечательным в агентурном деле «Музыканты» оказалось то, что милиция имела дело с разветвленной сетью производства и сбыта в 20 (!) городах СССР, своего рода корпорацией аудиопиратов, ведь они тиражировали диски, не задумываясь об авторских правах.

Необходима была матрица оттиска грампластинок

Необходима была матрица оттиска грампластинок

К началу 1957 года в Главном управлении милиции уже довольно много знали о составе и функционировании этой организации. В докладе о разработке говорилось:

«В ОБХСС ГУМ МВД СССР и управлениях милиции городов Ленинграда, Киева, Харькова, Белорусской ССР, УВД города Москвы и Московской области имеются агентурные дела «Музыканты» и другие материалы, из которых усматривается, что преступники, пробравшиеся в промкомбинаты этих и других городов, приобретают за личные средства оборудование и открывают специализированные цеха по изготовлению грампластинок. Имея преступные связи с работниками Апрелевского и других заводов, скупают у них преимущественно похищенное сырье, из которого изготовляют неучтенные грампластинки, сбывают их через своих сообщников, наживая при этом крупные суммы денег.

Из похищенного сырья изготовляют неучтенные матрицы для оттисков грампластинок и сбывают их своим соучастникам в г. Москве, Харькове, Минске, Каунасе, Риге, Ташкенте, Тбилиси, Кутаиси, Одессе, Львове, Черновцах и Сухуми за крупные суммы.

Специалисты признавали: аудиопродукция кустарного производства имеет приличное качество

Специалисты признавали: аудиопродукция кустарного производства имеет приличное качество

Кроме этого преступники производят пересортицу грампластинок. Литер „г“ продают по цене 5 рублей, а по документам оформляют реализацию литера „в“ по 3 рубля, присваивая разницу в свою пользу.

Тогда 14-ти управлениям милиции даны были указания о разработке мероприятий по разоблачению преступников, расхищающих граммофонные пластинки при их производстве и сбыте в этих городах».

В декабре 1957 года прошли аресты первых фигурантов. А 26 апреля 1958 года начальник Главного управления милиции Барсуков докладывал министру внутренних дел Дудорову об успешном продолжении операции: «В декабре 1957 года Главное управление милиции докладывало МВД СССР о разоблачении расхитителей граммофонных пластинок и взяточников в системах государственной и местной промышленности, промысловой кооперации и госторговли. Аналогичные группы расхитителей вскрыты в ряде городов. По состоянию на 22.04.1958г за указанные преступления в СССР арестовано и привлечено к уголовной ответственности 74 человека. В числе арестованных, кроме руководителей и работников указанных предприятий был и первый заместитель начальника управления химической промышленности Мосгорисполкома Косолапов В.Н.

Все они действовали организованно и в своей преступной деятельности были связаны между собой. На Апрелевском заводе грампластинок и Ленинградской фабрике «Пластмасс» преступники приобретали за взятки матрицы и сырье для изготовления грампластинок, изготавливали неучтенные грампластинки и сбывали их через своих сообщников в торгующие организации, наживая при этом крупные суммы денег. По предварительным данным, только в трех городах (Москве, Риге и Каунасе) изъято ценностей и описано имущества на сумму более двух миллионов рублей…

Главное управление милиции МВД СССР ходатайствует о награждении отличившихся работников по этому делу».

Отдельно следует сказать об Одессе. Не следует забывать, что главным достоинством грампластинки являлось удобство массового тиражирования путём горячей прессовки. Именно в этом достоинстве таилась золотая жила для одесских «предпринимателей», ведь почти все пресса для производства грампластинок в СССР изготавливались на одесском заводе «Прессмаш». Обладавший таким прессом подпольный предприниматель мог чувствовать себя Ротшильдом и Рокфеллером в одном лице.

Однако на самом деле все выглядело не столь радужно, как в отчетах МВД, и награждать, пожалуй, было рановато. Из-за слабой доказательной базы ряд обвиняемых в суде оправдали. Некоторые из обвиняемых упорно не давали показаний или откровенно лгали следователям, а в некоторых звеньях цепи, как, например, в Кишиневе, долго не удавалось арестовать ни одного человека.

Частные поставщики пластинок в магазины Молдавии избежали наказания, вовремя ликвидировав свою артель

Частные поставщики пластинок в магазины Молдавии избежали наказания, вовремя ликвидировав свою артель

По всему СССР «предприниматели» разработали свой способ ухода от ответственности. Как отмечалось в милицейских документах, дельцы-расхитители в условиях усилившегося давления милиции сменили тактику. Они создавали артель или другое предприятие, как правило, в тихом районе, устанавливали контакты с местным начальством, потенциальными поставщиками сырья и покупателями продукции, организовывали производство и начинали выпуск продукции. Через несколько месяцев сворачивали дело, продавали оборудование таким же цеховикам (как говорилось в документах, иногда продавались и коррумпированные связи), ликвидировали артель и формально, как и полагалось, сдавали все документы в архив, но на самом деле уничтожали все следы своей деятельности. Затем перебирались в новое место и, купив оборудование и связи, начинали заниматься другой продукцией. Разоблачить тихих и незаметных «последователей Корейко» было очень и очень трудно. Многим дельцам удалось выскользнуть из расставленных правоохранителями сетей. Некоторые из них переключились на новый вид «бизнеса в звукозаписи», но о нем – в следующий раз…

Редакция сайта благодарит за помощь в подготовке материала Одесский Музей Звука 

<Больше,Столярная

Sorry, comments are closed for this post.